Вход

Забыли пароль?

Партнеры

Сотворение. Эволюция. Динозавры. Возраст Земли. Всемирный потоп. Библия. Семинар Кента Ховинда бесплатно.

аборт, контрацепция, мини аборт


Христианское Видео и mp3 OnLine

Библия онлайн

Качественный хостинг
Hosting Ukraine
Юрист бесплатно

Юридическая консультация онлайн
Статистика

Рейтинг@Mail.ru

CRUSADER


"Хомо екклестикус" (человек церковный).

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

"Хомо екклестикус" (человек церковный).

Сообщение  Crusader в Пн Май 04, 2009 2:54 pm

Случалось ли вам, находясь в людном месте - в центре большого города, в общественном транспорте или на железнодорожном вокзале в разгар курортного сезона, - машинально скользя взглядом по лицам, остановиться на одном из них и сказать самому себе: "Вот этот, скорее всего, христианин". Я говорю не о сверхъестественном духовном различении или внутреннем свидетельстве, но о неких внешних признаках, позволяющих определить христианина в толпе прохожих. Для более опытного в этих вопросах глаза достаточно незначительных особенностей прически, способа повязания косынки, мелких элементов одежды, чтобы не просто угадать в их обладателе христианина, но и точно назвать его деноминационную принадлежность. А услышав речь предполагаемого христианина, можно с уверенностью говорить: "Да, этот - наш". Ведь современные христиане имеют свой собственный сленг, манеру одеваться и держать себя в обществе. Достаточно вспомнить значки и кулоны с христианской символикой, футболки и кепки с логотипами церквей, фразы, переполненные выражениями типа "аллилуйя-аминь", чтобы все понять. Но это уже "крайние" проявления упомянутого феномена. Иногда все выглядит не настолько показательно, но не менее красноречиво.

Все это указывает на наличие своеобразного христианского стиля или христианской культуры. В данном случае под культурой я подразумеваю, прежде всего, определенное социальное поведение. Не следует также упускать из виду наличие у представителей различных христианских течений характерного только им типа мышления. Некоторые мои знакомые, пообщавшись несколько минут с тем или иным человеком способны были безошибочно установить его деноминационную принадлежность. При этом разговор велся на повседневную тему, а не касался каких-то спорных доктринальных вопросов. А, может, кому-то доводилось слышать упреки наподобие этих: "Ты рассуждаешь, как типичный баптист (харизмат, католик и т.п.)"? Такие выражения в своем большинстве подразумевают чью-то неспособность или нежелание переступить через деноминационные рамки своей общины, мыслить более широкими категориями. Они и указывают на определенный тип мышления, присущий той или иной религиозной группе.

Если подытожить все вышесказанное, можно выделить по неким внешним признакам особую социальную группу людей, класс, прослойку. Даже особый тип человека. "Хомо баптистикус", или "хомо харизматикус", или же, в более широком смысле - "хомо екклестикус" (человек церковный). Часто такие "хомо", особенно те, кто "вырос в церкви", бывают совершенно беспомощными, когда выходят за границы своей культурной среды. Для них типичные сограждане иногда, в силу особенностей своего поведения и мышления, выглядят существами с другой планеты. Да и для сограждан первые часто выглядят аналогично - странные люди, которые говорят на странном языке. Согласитесь, для продавщицы в гастрономе или для случайного попутчика в метро существует определенная трудность в понимании фразы: "Сегодня такая помазанная погода! Аминь?" Мы даже, думаю, вправе говорить не об отдельной социальной группе, но об отдельном социуме, который сформировался в стенах церкви. О социуме, проблемам которого мы уделяем достаточно много внимания. Давайте вспомним нескончаемые разговоры о том, как должен одеваться христианин, какую музыку можно слушать, а какую нельзя, о том, какие книги читать и т.п. Что это, как не формирование определенной культуры? Итак, христианская культура, а точнее, церковная культура реально существует. Вот только, что она приносит церкви - благословение или проблемы.

Лично меня проповеди, которые направлены на формирование церковной культуры, несколько настораживают. Столь активное и постоянное внимание к вопросам, представляющим собой культурные проблемы, а не богословские, свидетельствует о направленности интересов церкви. Это говорит, что мы больше заинтересованы во внешних переменах, а не во внутренних преобразованиях.

Но такой подход сводит христианство к своеобразной морально-этической системе (пусть и более совершенной, чем другие), а саму церковь превращает в "клуб моралистов", как выразился когда-то один мой знакомый пастор. Если речь идет о нравственном улучшении человека, не остается места преображающему действию Святого Духа. А, следовательно, церковь теряет свое предназначение и духовную силу. Это звучит достаточно резко, но если последовательно идти по пути формирования специфической церковной культуры, то, через некоторое время, рискуем закончить именно так. Но мы не призваны приводить людей в церковь и изменять их по своему образу и подобию, а должны позволить Богу восстановить в них Свои образ и подобие, утраченные в результате грехопадения.

Однако же, разве глубокие внутренние преобразования в человеке не проявятся во внешних переменах в поведении? Да, но эти события не произойдут в обратном порядке. Нам сегодня нужны не проповеди об изменении поведения, но проповеди о покаянии. Посмотрим, какой процент занимал разбор культурных вопросов в проповедях Иисуса. Или в посланиях Павла? А какой процент наших проповедей посвящен этой теме? Не является ли наша сосредоточенность на культурной проблематике свидетельством нашего недоверия Богу, опасений, а вдруг что-то пойдет не так? Достаточно вспомнить "иудействующих" в Галатии, против которых выступал апостол Павел. Видимо, они опасались потерять свое влияние на церковь, в которой стремительно возрастало число новообращенных из язычников. Вот и пытались "окультурить" их, одеть их в "иудейскую шкуру". А может быть, они просто не могли представить христианина, не похожего на них? Достаточно вспомнить также удивление Петра и его спутников в доме Корнилия, когда Дух Божий излился на "неокультуренных" язычников (см. Деян. 10:45-47).

Мы видим, что культурные рамки являлись для некоторых большой помехой в служении (взять того же Петра) и препятствием в распространении Евангелия. Церковь нашла выход. Мы видим его в посланиях Павла и решениях Иерусалимского собора - оставить культурные вопросы на втором плане и обратить внимание на действительно важное: "Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь" (Гал. 6:15). Тогда речь шла о национальной культуре, сегодня - о культуре церковной, деноминационной. К сожалению, последняя часто является помехой в нашем служении, как являлась помехой в служении в I веке. Культурные различия, на мой взгляд, являются одной из наибольших помех в сотрудничестве деноминаций. Мы чем-то напоминаем тех "иудействующих" из Галатии, когда пытаемся совершить "баптистское" обрезание для харизматов или одеть баптистов в "харизматические" одежды.

Но не религиозное обрезание нам нужно, а обрезание сердца Духом Святым. "Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием. Итак, если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание? И необрезанный по природе, исполняющий закон, не осудит ли тебя, преступника закона при Писании и обрезании? Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но тот Иудей, кто внутренно таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога" (Рим. 2:25-29). Поэтому, не культурное обрезание или необрезание необходимо этому миру, но "явление Духа и силы" (2 Кор. 2:4).Сражение церкви с миром не должно происходить исключительно на уровне противостояния двух культур.

С другой стороны, миру сложно будет понять упомянутых "хомо екклестикус", да и самим этим "хомо" сложно будет найти точки соприкосновения с этим миром. Если бы галатийские христиане в свое время уступили "иудействующим" и позволили бы превратить себя в "хомо екклестикус" тех времен, они стали бы потерянными для своих сограждан-галатов (поскольку последние рассматривали бы их теперь как иудеев) и не смогли бы эффективно нести свое служение в их среде. Даже Павел, иудей по национальности и культуре "для всех сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых" (1 Кор. 9:22).

К сожалению, сегодня многие "церковно окультуренные христиане" потеряны в качестве инструмента преобразования своего общества. Хотя бы потому, что они не являются его частью, но частью иного социума, о чем говорилось в начале.

Вспоминаю, как в свое время я испытывал трудности с тем, чтобы поговорить о Боге со своими неверующими друзьями. Ведь местами их встреч и общения часто могли быть пивные и другие подобные места, посещение которых христианином, с точки зрения церковной культуры, являлось совершенно недопустимым. Но оказалось, что и такие места иногда могут стать местом евангелизации. Пока мои знакомые потягивали пиво, мы смогли в дружеской атмосфере коснуться многих вопросов, связанных с Богом, христианством и т.п. Правда, предварительно мне пришлось долго "проламываться" сквозь стены церковной культуры в своем разуме. Потом, помнится, испытывал трудности уже с тем, как объяснить свое пребывание в подобных местах и "...не дать повода ищущим повода" (2 Кор. 11:12).

Это не означает, что я призываю всех христиан пересесть с церковной скамьи за барную стойку. Не означает и того, что я сам очень часто это делаю. Но подобное служение становится вообще невозможным в границах упомянутого церковного культурного социума.

Понимаю, что для некоторых я зашел далековато в своих рассуждениях, а другие только и ждут слова, которое позволило бы им зайти еще дальше. Но главная идея приведенного примера - в том, что иногда чрезмерная приверженность церковной культуре существенно ограничивает наше служение. Мы не призваны строить отдельное общество в стенах церкви, но выходить оттуда и преобразовывать общество вокруг нас. Где можно было найти Иисуса во время Его земного служения? Сидящего с мытарями и грешниками, что далеко выходило за рамки религиозной культуры того времени и вызывало постоянные укоры фарисеев. Однако позже эти мытари и фарисеи стали апостолами, пророками, благовестниками и пастырями, которые преобразили свое общество. А где можно найти современных служителей? В большинстве своем, они находятся в стенах церквей.

Вспомним, с чего начиналось обсуждение данного вопроса. Интересно, смогли бы мы во времена ранней церкви выделить в толпе христианина, подобно тому, как можем сделать это сегодня? Почему-то думаю, что наши попытки не были бы столь же успешны. Достаточно вспомнить, что христиане тех времен сами использовали тайные знаки, чтобы узнавать друг друга среди окружавших их людей. Они были членами своей культурной среды, что позволило им эффективно распространять Евангелие в этой среде. Можем ли мы сегодня, подобно нашим братьям и сестрам в прошлом, стать зерном, которое было бы посеяно в современное общество и принесло всходы в царство Божье?

"Ибо, будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобрести: для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона - как чуждый закона, - не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, - чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых. Сие же делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником его" (1 Кор. 9:19-23).

Автор статьи :Павел ВАЛЕНЧУК
Источник: Камень Краеугольный №26
avatar
Crusader
Администратор
Администратор

Сообщения : 458
Дата регистрации : 2008-02-17
Возраст : 43

http://crusader-kerch.narod.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения