Вход

Забыли пароль?

Партнеры

Сотворение. Эволюция. Динозавры. Возраст Земли. Всемирный потоп. Библия. Семинар Кента Ховинда бесплатно.

аборт, контрацепция, мини аборт


Христианское Видео и mp3 OnLine

Библия онлайн

Качественный хостинг
Hosting Ukraine
Юрист бесплатно

Юридическая консультация онлайн
Статистика

Рейтинг@Mail.ru

CRUSADER


ДВР как особый феномен современных церквей

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

ДВР как особый феномен современных церквей

Сообщение  Crusader в Вс Фев 26, 2012 9:30 am

Народ всегда любил аббревиатуры. В прошлом всем известны были такие слова как СССР, НКВД, КГБ… пару десятилетий назад появились новые – ПМР, ВИЧ, СПИД…

Но есть одна категория сокращений, которая известна лишь в узком кругу народонаселения – евангельским христианам из старых церквей (ну как минимум церкви должно быть 20 лет). Вот несколько примеров: ДВР, РоВД, ДСП, БМВ…

У абсолютного большинства обычных людей, все эти слова связаны с совершенно другими ассоциациями, чем у евангельских верующих. Ну, никому ж не надо объяснять – что тако БМВ.

Но я все-таки расшифрую их для тех, кто не знаком с этими феноменами.

БМВ – более / менее верующий

ДСП – дети старших пресвитеров

РоВД – родители верующих детей (этот феномен более известен в новых церквях)

ДВР – дети верующих родителей (наверное, самое широко распространенное слово из всех, приведенных здесь)

Вот именно об этих особых людях я и хочу поговорить подробнее.

Скажу честно, этим феноменом я заинтересовался очень давно, еще в 1995 году. Но написать об этом здесь меня подтолкнул мой бывший студент Макс. Итак…

Что в них особенного? Чем они отличаются от обычных детей? Почему к ним такое пристальное внимание? Есть ли различия между ними и обычными детьми?

Еще в 1995 году я проводил исследование на тему «Восприятие Бога детьми верующих родителей в сравнении с верующими в первом поколении». Честно признаться, сегодня мне немного стыдно за методологию, использованную тогда. Не было у меня ни образования специализированного в те годы, ни советников, способных меня поправить. Но… тем не менее, кое-что я тогда выяснил, и уже на протяжении многих лет пытаюсь развить эти знания.

Главная проблема, с которой сталкиваются ДВР – это понимание природы греха и необходимости покаяния (это, конечно в случаях с позитивной подоплекой, про остальных будет дальше). В какой-то степени эти дети напоминают мне инкубатор (особенно девочки). Они все такие белые и пушистые… хорошенькие, миленькие… а самое главное – чистые. Они не знают, что такое издевательства со стороны родителей, а потому чувствуют безопасность, они не обеспокоены тяготами жизни и хаосом в семьях. Они не познали тяжесть похмелья и угар ночных клубов, а потому их кожа гладкая, зубы – белые, а разум – трезв. Они не вели распущенную половую жизнь, а потому красота прямо выплескивается наружу, их взгляд прям, им нечего стыдиться. Они с детства складывали ручки и молились с мамами и папами перед едой, перед сном, да и во многих других местах. Они практически с рождения знакомы с библейскими принципами и формами церковной жизни. Их друзья, в основном – те же девушки и парни из церкви, с которыми они вместе поют в молодежном хоре, ходят на библейское изучение и отдыхают на пикниках. Они ждут своего сознательного возраста, чтобы принять крещение, стать членом церкви, создать семью, служить по мере сил в церкви и воспитывать своих детей. Единственное, что они не могут понять – это сути вопроса, задаваемого им пасторами перед крещением – а когда ты покаялся?

В чем они должны каяться? Если вся их жизнь, сколько они могут себя вспомнить была проведена в присутствии Бога… если они хранят себя от зла, нечистоты, греха… понятно, что они – не святые, и допускали в жизни и ложь, и зависть, и гнев… а может еще чем грешили «по мелкому». Вот вспоминая все эти «прегрешения» они и произносят молитву покаяния. Зачастую не потому что, чувствуют в этом нужду, а потому что «так надо». Правда, у многих в этот момент начинается внутренний конфликт, выражающийся в следующих вопросах: «а что, все, что было до сих пор – было без Бога? Неужели Бог до сих пор моих молитв не слышал? Но ведь ответы были!!!! А братья сказали, что Бог молитвы грешников не слышит… так что же это было?». Эти и другие переживания лишают ДВР покоя, хотя до сих пор все было хорошо и определенно.

Другая категория – это ДВР, воспитанные тоже в хороших семьях, но которым не хватало понимания церковной жизни. Еще подростками они задавали свои сотни «почему» родителям, служителям, а в ответ – тишина. В результате – легкое разочарование на раннем этапе, и сильные расстройства – впоследствии. В церкви проповедники говорят на непонятном для них языке (в эмиграции эта проблема усугубляется в разы), музыка, с помощью которой поклоняются Богу пришла из глубины веков, темы проповедей вообще далеки от их реалий. Многие этические нормы даже на протяжении их жизни претерпели серьезные изменения (причем – плавно, без объяснений). То, за что братство еще 5-15 лет назад ломало копья, сегодня стало вполне нормальным и безгреховным (примеры – телевидение, ширина покрывала на женских головах, косметика и др… или брр…). Таким образом, у них, как у людей думающих, рассуждающих по аналогии, параллель идет дальше: «сегодня строго запрещают пить пиво, завтра разрешат… сегодня церковь выступает против добрачного секса, завтра смирится также, как смирилась со свиданиями, которые еще недавно были запрещены…». Чувствуете логику? «Так зачем же себя искусственно ограничивать в том, что завтра братство все равно разрешит?».

Естественно, все это происходит втайне от родителей и пасторов. И, если бы проводился чемпионат мира по лицемерию, то многие ДВРовцы заняли бы там призовые места. Некоторых, правда, полностью срывает… они, что называется, уходят в мир, даже не пытаясь скрыть свое разочарование в Боге, в церкви, в семье. И пускаются во все «смертные», бывая даже хуже, чем люди, никогда не слышавшие о Боге – торгуют наркотиками, занимаются проституцией, входят в криминальные группировки. Но сейчас – не о них. Сейчас о тех, кто формально остается в церкви.

Они находят очень быстро своих единомышленников, формируют свои компании, которые напоминают то ли армию времен СССР, то ли high school в Америке. У них есть свой слэнг, своя форма одежды, свои места отдыха. Они шифруются так, что их даже самые близкие не могут просечь. В церкви они ведут себя смирно. Правда, с кафедры заметен полный туман в их глазах. Они пишут смс, обмениваются фото, о чем-то мечтают. Среди моих знакомых есть такие, которые умудрялись петь в молодежном хоре, будучи в стельку пьяные, чуть ли падая с парапета. Есть те, кто по 5-7 лет курил, а родители даже не знали об этом. Есть те, кто имел сожительниц, и регулярно посещал все церковные мероприятия.

Интересен тот факт, что у каждого из них наступают минуты прозрения, когда они понимают, что так жить нельзя, надо остановиться. И вот этим-то, действительно уже есть «за, что каяться». В их случаях частенько вспоминают притчу о блудном сыне. Те, кто кается, возвращаются в церковь. Многие начинают жизнь искренних христиан. Правда… есть одно «но». Это – отношения между ДВР, побывавшими на дне, и теми, кто так и остался жить церковной жизнью, продолжая томиться от вопросов – «а в чем же нужно покаяться?». Некоторые из «блудных» сыновей даже умудряются свысока смотреть на своих собратьев, дескать, «что ж, вы, братцы, и в миру не побывали, и его соблазнов не познали, и здесь до конца не определились… какие-то вы – тепленькие…». И наши мальчики и девочки еще сильнее начинают чувствовать, что что-то с ними не так. Из моих наблюдений (сразу скажу, они – субъективны, так как у меня не было возможности строить свои гипотезы на опросах тысяч людей. Я опросил не больше сотни) видно, что из-за постоянных обличений в их «теплоте», многие таковыми становятся. И причина, по моему, не в них, а в богословских недоразумениях.

Мы привыкли слышать, что покаяние – главнейший шаг в отношениях с Богом. Хотя это слово и производные от него встречаются всего около 30 раз (я отсчитывал по Синодальному переводу, так как, если пересчитывать в греческом оригинале, то будет еще меньше, так как там есть два слова, которые переводятся на русский как «покаяние», но об этом чуть позже). Попробуйте же вбить в поисковик слово «вера», и вы увидите, что оно в Библии встречается почти 3,000 раз, то есть, ровно в сто раз больше. И что нам с этой арифметики? Из простых математических вычислений, конечно же, нельзя делать богословских выводов. Но обратим внимание на связь терминов «покаяние» и «вера» с термином «спасение». Любого читающего Библию даже убеждать не надо, что вера ставится в условие спасения. Следовательно, вера – вот ключевое понятие для жизни с Богом и жизни в церкви. И не столь важно, когда эта вера появилась – после долгой распутной жизни или практически с самого рождения. Иисус, говоря о Духе, так и сказал, что «Дух, придя, обличит мир о грехе, что не веруют в Него» (Ин.16:8,9). Вот он – тот грех, который не дает человеку общаться с Богом – неверие во Христа. Если же ДВРовец верит, убежден, что Иисус есть Сын Божий, пришедший спасти мир и его лично от греха, то не стоит «валить» его с ног о том, знает ли он день своего покаяния, то бишь «спасения». Евангелики так часто зацикливаются именно на дне покаяния, что забывают, что вера – условие для спасения.

А как же быть с покаянием? Неужели оно не нужно? Разберем все-таки это понятие подробней (как и было обещано выше). Как известно из курсов по подготовке к крещению, в Новом Завете использовано два слова, которые зачастую переведены как покаяние. 1) metanoia – перемена мыслей, раскаяние (Мф.4:17; Лук.5:32; Деян.2:38; Деян.17:30; 2Птр.3:9); 2) epistropho – обратиться, повернуться (Мф.18:3; Деян.11:21; Деян.14:15; 1Птр.2:25). Во многих случаях эти термины являются синонимами, взаимозаменяемыми понятиями. Очень сложно проследить все оттенки каждого из этих понятий в отрыве друг от друга. Зачастую именно контекст диктовал, какой эквивалент в языках перевода использовать лучше. Оба эти термина относятся к ситуациям, когда человек (народ, церковь) жили (что-то сделали) без Бога, и теперь они нуждаются в том, чтобы перефокусировать свой взгляд со своих стандартов на стандарты Божьи. При этом мы знаем, что все согрешили и лишены славы Божьей, все нуждаются в покаянии. Проблема возникает тогда, когда мы воспринимаем покаяние как одноразовый акт, то есть «свершилось и все». Поэтому мы начинаем настаивать на «дне покаяния». Хотя как раз этого Библия не требует от учеников Христа.

Вера – путь общения с Богом. Если ДВРовец с младенчества верил и доверял свою жизнь Богу, то не надо «грузиться», что сложно вспомнить день покаяния, подставлять какие-то даты, когда вы в детском лагере почувствовали что-то такое особенное, или когда вы горше всего плакали. Вы нуждаетесь в покаянии как и любой другой христианин – в постоянном обновлении своего хождения с Богом, исповедании, изменении мировоззрения. Но, если в вас есть живая вера в Спасителя, вопрос о «дне» становится второстепенным.

Отсюда следует и другая распространенная среди ДВР проблема – оттягивание момента принятия крещения. Я уже со счета сбился, сколько раз я слышал фразу: «я покаялся, в случае, если Господь придет, я буду с Господом, но крещение рано принимать – хочу немного пожить для себя». Богословие евангеликов на постсоветском пространстве породило серьезнейшую практическую проблему. Разделив понятия «вера» и «покаяние», и привязав именно последнее к понятию «спасение», мы даем повод нашим детям (ДВРовцам) думать, что можно верить, быть «покаянным» человеком, и при этом «жить для себя». Не вера – это. И не покаяние. Так как живая вера и покаяние неизбежно ведут к страстному желанию жить для Господа.

Поэтому, с одной стороны, мне хочется быть очень мягким и деликатным с ДВРовцами, особенно с теми, кто искренно верит, но не может понять разницу между покаянием и верой, кто не может вспомнить день, когда же все началось. С другой стороны – хочется быть конкретным и слегка резким с теми ДВРовцами, которые живут двойной жизнью – определитесь уже, кто ваш Господь – вы сами или Триединый Бог?!

И особые слова хотелось бы обратить к своим коллегам-пасторам: 1) вести последовательную богословскую позицию; 2) научиться различать ДВРовцев, которым на самом деле нужно покаяться и запомнить на всю жизнь день своего покаяния, и теми, кто уже искренно верит, у кого эта вера формировалась с самого раннего детства, кто любит Бога и соблюдает Его заповеди; 3) в зависимости от образа жизни ДВРовцев и формулировать язык общения с ними.

И закончу всем известным афоризмом – у Бога нет внуков.

Пастор Владимир Убейволк

http://mirvam.org/
avatar
Crusader
Администратор
Администратор

Сообщения : 458
Дата регистрации : 2008-02-17
Возраст : 43

http://crusader-kerch.narod.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения